Сексуальные преступления по отношению к детям в сети Интернет

/module/item/name

«…В России ежедневно тысячи случаев (а в мире — десятки тысяч), когда дети и подростки начинают общаться в виртуальном пространстве, не зная, кто находится с другой стороны экрана… Каждый год в международных отчетах приходится читать, что количество преступлений сексуальной направленности, с которыми сталкиваются дети через Интернет растет во всех странах.

И у взрослых, и у детей скорость движения пальцев по клавиатуре, к сожалению, иногда опережает скорость мышления, от чего все проблемы и начинаются. Необдуманные действия рано или поздно приводят к неприятным ситуациям. Мы все с вами знаем и своим детям говорим о том, что на ошибках учатся, но хотелось бы, чтобы они учились на чужих ошибках. Практика показывает, что дети в процессе взросления предпочитают набивать собственные шишки, но касательно интернета эта ситуация оказалась еще более серьезной. Выяснилось (во всех странах этот показатель одинаковый), что, если человек хотя бы раз в жизни стал жертвой шантажа, мошенничества, обмана, попал в какую-то зависимость, то, как ни странно, уже после выхода из этой ситуации каждый четвертый спустя какое-то время повторно создает ситуацию, которая будет для него очень некомфортной или опасной. Дети и подростки могут несколько раз попадать в крайне неприятные ситуации, связанные с сексуальной эксплуатацией.

Согласно международному исследованию 2015 года, российские подростки являются одними из самых активных пользователей Интернета: в 12-14 лет они проводят в Интернете, в среднем, по 3,5 часа в день. 80% детей от 12 до 14 лет уже пользуются социальными сетями, в России это, в основном, социальная сеть ВКонтакте. Часто подростки пользуются смартфонами, то есть, в любом момент они могут оказаться в интернете. Практика наших расследований подтверждает статистику этого исследования.

Для очень многих детей и подростков знакомство с каким-то новым человеком в Интернете означает, что через 10-20 минут они уже готовы рассказать о себе все, что не рассказывали никому. Все то, о чем не знает никто из окружающих взрослых, вопросы, которые им не задаются, очень легко адресуется неизвестному человеку с другой стороны экрана. Мы с вами посмотрели видеоролик, в котором этот механизм хорошо показан: девочку все обижают и вдруг появляется подружка, с которой она может все обсудить, поговорить о чем угодно, у ребенка возникает привязанность, тяга к этому общению, а потом оказывается, что это не тот человек, который ребенку нужен — под видом сверстницы с ней общался мужчина средних лет. Это общая схема того, что происходит в виртуальном пространстве. Злодей с той стороны экрана довольно быстро выдает себя, когда начинает проявлять сексуальный интерес к ребенку или подростку.

О терминах, которые связаны с сексуальными преступлениями в Интернете: груминг — склонение детей к действиям сексуального характера, секс-чатинг — общение на сексуальные темы, секстинг — пересылка сообщений интимного содержания, sextortion — шантаж с использованием материалов интимного характера. К Sextortion относится подавляющая часть всех преступлений в Интернете, по которым возбуждают уголовные дела, когда дети и подростки оказываются пострадавшими.

Почему это сейчас настолько распространено? Я постоянно говорю на занятиях с ребятами, на профилактических лекциях о том, что все проблемы в Интернет начинаются с нарушения базового правила, о котором все с детства знают. Все знают, что по улице голым бегать нехорошо, в школу без штанов тоже странно приходить. Но, когда люди оказываются в Интернете, они об этом забывают. Очень многие подростки, исходя из ложной анонимности, ложной невидимости и ложной безответственности, считают, что о том, что они делают в Интернете, никто не узнает. И начинается нарушение общепринятых норм, касающихся обнажения, чем замечательно пользуются злодеи с той стороны экрана. Еще раз подчеркну: подавляющее число уголовных дел связано с нарушением этого правила.

Правило гласит, что интимный контент нельзя отправлять никогда и никому. Это касается и взрослых, но если взрослых впоследствии шантажируют, выманивая у них деньги, то при шантаже детей цели более страшные. Дети попадают фактически в сексуальное рабство и вынуждены длительное время выполнять требования человека, находящегося с другой стороны экрана по новому и новому воспроизведению интимного фото и видеоконтента уже «под заказ». Это самые массовые преступления, которые происходят по отношению к детям и подросткам. Если у ребенка в телефоне есть видеокамера, а с той стороны экрана есть человек, который его может взять на крючок, считайте, что готовая порностудия уже работает. Ребенка можно заставить делать все, что угодно и снимать все, что угодно, а потом либо наслаждаться этим в гордом одиночестве, либо продавать на специфических форумах, где такие же педофилы с удовольствием обмениваются такого рода контентом.

Больше этому подвержены девочки-подростки, практика показывает, что они легче идут на поиск контактов, их интересуют более взрослые собеседники, чем их сверстники… Каждая думает, что ее неприятности не коснутся и именно ее собеседник с другой стороны экрана — не такой. К сожалению, платить за это потом приходится огромным количеством потраченных нервов,а иногда и чем-то большим.

Правило, которое является очень важным и для детей, и для взрослых: постоянно приходится напоминать о недопустимости загрузки в Интернет излишней информации о себе, излишних идентификаторов, которые позволяют понять, кто ты и что ты делаешь. Благодаря Интернету немного легче стало планировать преступления по отношению к несовершеннолетним. Можно увидеть где ребенок учится, как выглядит, как зовут маму и папу, чем он интересуется. Если мы говорим о переходе преступника в реальный мир, то встреча под предлогом: «Здравствуй, я твой дядя из Москвы, о котором тебе никогда не рассказывали» планируется гораздо легче. В виртуальном пространстве войти в доверие к ребенку и подростку очень легко, это доказано уже тысячами уголовных дел. К сожалению, дети не задумываются о том, кто находится с той стороны экрана и не предпринимают мер по идентификации — действительно там мальчик, девочка или же это какой-то взрослый человек…»